Суд расписка без ответчика

Суд расписка без ответчика

Супружеская пара из Петербурга утверждала, что дала в долг ответчику 68 000 евро, большую часть которых последний не хочет возвращать. В качестве доказательства заемных отношений истцы предъявили лишь расписку и факт одномоментной выплаты 5000 евро ответчиком. Первая инстанция посчитала, что этих доказательств недостаточно для решения в пользу заявителя, апелляция решила иначе. Точку в споре поставил ВС.

Подозрительная расписка

В феврале 2011 года супруги Куркины* Александр и Ирина получили от Андрея Шайгина* расписку следующего содержания: «Я, Шайгин А. Б., обязуюсь выплатить Куркину А. В. и Куркиной И. В. 68 000 евро (40% от 170 000 евро) по следующему графику: 1-й платеж: 5000 евро 16 февраля 2011 года, а далее по дополнительно согласованному графику».

Должник отдал вовремя оговоренную сумму в 5000 евро, но остальные деньги он не стал выплачивать. Летом 2014 года Александр и Ирина Куркины направили Шайгину письмо с требованием вернуть оставшуюся часть долга – 63 000 евро в срок до 30 августа 2014 года. Послание осталось без ответа, тогда супруги Куркины обратились в Василеостровский районный суд, чтобы вернуть свои деньги (дело № 2-267/2015 (2-4961/2014;) ~ М-4705/2014).

Заявители потребовали взыскать с ответчика долг в размере 3,1 млн руб. по курсу ЦБ РФ на 31 августа 2014 года, а также судебные расходы. Однако Шайгин иск не признал. На судебном заседании ответчик уверял, что никаких денег в долг у истцов не брал. По словам должника, обязательства по представленной расписке связаны с участием сторон дела в иностранном юридическом лице. Шайгину удалось убедить суд, что заемные правоотношения между сторонами отсутствуют. Судья Оксана Рябко отказала заявителям в иске сославшись на то, что одну лишь расписку нельзя расценивать как договор займа, а других доказательств истцы не предоставили.

Конклюдентные действия или буквальное толкование: что весомее

Супруги Куркины обжаловали такое решение в Санкт-Петербургский городской суд. Апелляция отменила решение первой инстанции, придя к противоположному выводу: «В представленной расписке содержатся достаточные существенные условия договора займа» (дело № 33-12556/2015).

Кроме того, суд апелляционной инстанции указал на конклюдентные действия, которые совершил ответчик: Шайгин передал истцам в установленный распиской срок 5000 евро, что тоже подтверждает позицию заявителей. С решением Санкт-Петербургского городского суда не согласился уже Шайгин. Он оспорил его в Верховный суд.

Коллегия по гражданским делам ВС пришла к выводу, что буквальное толкование содержания расписки не подтверждает наличия заемных правоотношений между сторонами по делу. Все риски по неправильному составлению договора займа лежат на заимодавце, который и должен доказать, что соглашение было заключено, пояснили судьи ВС.

Факт передачи 5000 евро в ВС тоже не сочли достаточным аргументом в пользу позиции истца: «Частичное исполнение денежного обязательства само по себе не позволяет определить его правовую природу» (дело № 78-КГ16-44).

«Тройка» судей под председательством Виктора Момотова отменила решение апелляции и отправила дело на новое рассмотрение в Санкт-Петербургский городской суд (прим. ред.пока еще не рассмотрено).

Эксперты Право.ru: «Расписка не равна договору займа»

Тимур Баязитов, член совета адвокатской палаты Республики Татарстан, обращает внимание на то обстоятельство, что в предъявленной истцами расписке не был зафиксирован факт передачи денег ответчику: «В этом случае наличие конклюдентных действий ответчика представляется достаточно слабым основанием для того, чтобы вынести решение в пользу несостоявшихся заимодавцев». Кроме того, суд апелляционной инстанции действительно не привел в качестве обоснования своего решения подробной мотивировки, что противоречит процессуальным нормам, уверен эксперт.

По словам адвоката Светланы Бурцевой из КА «Бурцева, Агасиева и партнеры», многие думают о том, что письменная форма договора займа – это простая расписка: «Но последняя всего лишь удостоверяет передачу заемщику определенной денежной суммы». Таким образом, только договор займа может свидетельствовать о наличии между сторонами заемных отношений, подчеркивает эксперт.

Екатерина Билык, юрист правового департамента «Heads Consulting», советует составлять максимально подробную расписку. Она считает, что не будет лишним указать на добровольность составления документа: это должно быть подтверждено несколькими свидетелями.

* – имена и фамилии изменены редакцией

Комментарии 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *